gosuslugi

Кто онлайн

Сейчас 109 гостей онлайн

Голосование

Оцените наш сайт
 

"Немного о терапевтических возможностях игрушки".
Составитель: Шаповалова И.А.


Обращаясь к игре как терапевтическому средству, родителю следует деликатно создавать игровые ситуации, в которых ребенок сможет раскрыть свою душу, выпустить из нее страхи, напряжение, агрессию, печали, тревоги, тоску, утрату и т. п.

Что следует знать родителю о терапевтической функции игрушки-подарка?

Опыт показывает, что дети в любом возрас¬те любят в качестве подарка получить игрушку от человека, который значим для него. Такой подарок становится для него своеобразным талисманом — символом тепла, понимания и нежности от тех, кто хочет быть с ним рядом.

Особенно дети дорожат какой-либо мягкой игрушкой, которая становится любимой и как будто помогает каждому из них адаптироваться в непростых жизненных ситуациях.В периоды грусти и одиночества, в моменты депрессии и неуверенности в своих возможностях, а также при расставании такая игрушка становится маленьким, все понимающим другом, которого ребенок наделяет идеальными, с его точки зрения, качествами, доверяя ему свои чувства и мечты. Дети, пережившие стресс, нередко испытывают затруднения в процессе физического контакта, боятся его, а игрушка в этих случаях помогает преодолеть этот страх, ведь ее так приятно прижать к себе, поцеловать.
Родителю следует с пониманием отнестись к подобным отношениям ребенка к игрушке, поощрять их, выразить свое теплое отношение к его другу. Более того, именно через прикосновение взрослого к детской игрушке, включение в игровое общение с ребенком можно легко установить с ним контакт и взаимопонимание.

Игрушка — игра — страх — сон. 

Взрослым важно знать о бесценной роли любимой мягкой игрушки, с которой ребенок привык ложиться спать — она как бы замещает тело мамы. Ребенок обнимает игрушку, шепчет ей на ухо самое заветное (такую возможность можно подсказать ребенку), затем спокойно засыпает. Не случайно детям гиперактивным, нев-ротичным, нередко страдающим энурезом, рекомендуется общение с любимой игрушкой перед сном.

Если ребенок плохо спит, просыпается ночью от кошмаров, то психологи советуют попросить его сразу после просыпания вспомнить и пересказать все детали сна, затем придумать счастливый конец, учитывая следующие правила:
а) игровая коррекция пугающего сна возможна утром,если ребенок помнит ночной сон, ночью же следует лишь обсудить с ним сон и придумать счастливый финал;
б) в пересказе следует победить врага, т.е. придумать фи¬нал, в котором ребенок сильнее его, пошутить над ним и, желательно, придумать от него подарок как символ победы над ним; на практике это может быть любой предмет (или конфета), положенный под подушку ребенку, воспроизведенный днем в рисунке, слепленной фигурке, танце, песне.

Кроме того, при тревожных снах детей рекомендуется программировать их сновидения через добрую короткую сказку перед сном, обязательно досказывая ее до конца, ина¬че во сне ребенок будет «дорабатывать» ее сюжет согласно не ее логике, а степени его впечатлительности, невротизации и состоянию здоровья.

Психологи обращают внимание родителей на особую роль игры, игрушек в становлении психосексуальной идентичности. Вот почему следует поощрять игры мальчиков с военными игрушками, позволяющие усваивать зафиксированные в мифах, сказках образцы мужского поведения, благородство, смелость. Подобное отношения следует поощрять и к ролевым играм девочек в дочки-матери, врача, школу и др., где наряду с другими детьми (взрослыми) участвуют куклы, зверушки, наделенные человеческими качествами.

Трудно представить себе, как можно в полной мере сформировать у детей адекватные полоролевые стереотипы поведения без подобных игр и игрушек (особенно это важно для приемных или депривированных детей с деформированными судьбами, часто имеющими негативные образцы родительского поведения, частичное или полное отсутствие образцов нормального мужского или женского поведения).


В нескольких словах напомним о роли игр с куклой Барби, ставшей любимой у девочек (и мальчиков) 4-12 лет. Разделяя точку зрения психологов В. Лосевой и А. Лунькова, подчеркнем, что Барби демонстрирует ребенку важную женскую роль «красавицы», и запрет на такую игру — запрет на детскую мечту о красоте и счастье. Барби — принцесса, и рядом появляется принц, достойный ее.

Это не просто дань моде и каприз, а игрушка, уже сегодня позволяющая девочке осуществлять свою мечту стать не только матерью (что проиг-рывается с «пупсиками», «голышами»), а еще и принцессой и встретить своего принца. Наблюдения за играми трех депривированных девочек 6-12 лет с Барби и ее окружением показывают, что сюжетно-ролевые диалоги играющих разворачиваются вокруг самых волнующих их тем: знакомства, правил и манер поведения, нарядов, свиданий, способов разрешения конфликтов, свадьбы, свадебного путешествия, семейных отношений, планирования рождения детей, общения поколений в семье, признания и успеха в семье и социуме. Для мальчика, наблюдающего за такой игрой или участвующего в ней, — это тоже ориентиры на красоту внешности персонажей и соответствующих отношений в различных бы¬товых и светских ситуациях общения.


Игра и полоролевое воспитание ребенка. 
Полагаем, что вос-питателю следует иметь в виду еще одну важную функцию игры и игрушки для детей дошкольного и младшего школьного возраста, связанную с удовлетворением их интереса к человеческому телу и взаимоотношению полов. В играх в больницу, в семью дети преодолевают запрет на проявление любопытства к телу противоположного пола, поэтому фазу игры, где перед «доктором» надо обнажиться, дети стараются проигрывать втайне от взрослых, тем самым демонстрируя свою осведомленность об интимных частях своего тела. Взрослому следует предусмотреть это и в доверительной беседе ответить на вопросы ребенка, подчеркнув, что игры с прикосновением к запретным местам недопустимы. Если родитель стал свиде¬телем такой игры, ее надо недвусмысленно прекратить, но без резких или унижающих комментариев. Желательно, чтобы на волнующие детей вопросы тактично отвечала мама — в беседе с девочками, папа — с мальчиками.

Что же касается ролевых игр, удовлетворяющих интерес к постижению смыслов взаимоотношения взрослых людей, то позиция взрослых по отношению к играющим в них детям должна быть однозначно положительной.

Ведь в таких играх (дочки-матери, семья и т. п.) дети демонстрируют свои представления о многообразных моделях взаимоотношений с ро¬дителями, детьми, прародителями, другими семьями и людьми. Взрослый может увидеть в таких играх опыт детей или желаемые ими формы общения в семье, включиться в совместную игровую деятельность, чтобы вовлечь детей в наиболее социально приемлемые, добрые, сердечные взаимоотношения и взаимопомощь. В игре подобное обучение человече¬ским отношениям наиболее продуктивно, ибо ребенок здесь сам органично и ненавязчиво может быть активным в построении связей с другими участниками при максимальном и свободном проявлении чувств.

Особенно актуально участие взрослого в играх с конфликтными ситуациями, которые чаще всего дети не могут решить самостоятельно, а стремятся использовать знакомые им агрессивные способы насилия по отношению к детям и взрослым, участвующим в игре, а также к игрушкам.


Как поступить родителю, если ребенок капризно прерывает игру?

Родитель должен быть готов к тому, что во время игры ребенок может неожиданнозамкнуться, заплакать или даже проявить агрессию (бросить игрушку на пол, замахнуться на партнера, укусить или ударить его, поцарапать, ущипнуть), наконец, сломать построенное и т. п.

Все эти невротические реакции свидетельствуют о неблагополучном самочувствии ребенка, неудовлетворенности его своим положением в игровой или неигровой ситуации, желании продемонстрировать протест, изменить ее. Иногда это — показатель запредельных для него эмоциональных перегрузок вследствие оживления ранее травмировавшей его психической ситуации. Наконец, это может быть свидетельством отсутствия у ребенка положительного игрового опыта, простого неумения играть, непони-мания игровых правил. В любом случае следует чутко отреагировать на переживания ребенка: не ругать и не одергивать его, а, исходя из ситуации и поступка ребенка, продемонстрировать ему, что вы заметили, что ему плохо, и готовы его поддержать. При этом можно спокойно, участливо и решительно прикоснуться к нему и легко обнять; заглянуть в глаза, присев на уровень глаз ребенка и беря его за руки; можно его крепко обнять и вынести (вывести) из игрового пространства (при угрожающем агрессивном поведении); можно спо-койно, но четко произнести имя ребенка и обнять за плечи; спокойно сказать ему примерно такую фразу: «Я вижу, что ты расстроен (недоволен, сердит, опечален). И на это есть причина. Если ты хочешь, ты можешь рассказать, что тебя беспокоит. Мы можем помочь тебе»; можно обменяться игрушками, ролями, продолжая игру или, при необходимости, прервать ее. 

При тенденции ребенка к деструктивным импульсам или при выражении противоречивых чувств желательно внести в игру сюжетный фрагмент, предусматривающий «построение и разрушение», например, крепости, замка из кубиков; столкновение солдатиков; землетрясение и т. п. Но только тогда, когда ребенок успокоился и готов продолжить игровое действие или высказать словами свои проблемы, игра и общение становятся союзниками родителя в стремлении понять ребенка, дать ему возможность реализовать себя и, если нужно, помочь ему и другим членам семьи, вовлечен¬ным в конфликтную игровую ситуацию. 

Главная О дет.саде Советы специалистов Воспитатели КОЛОКОЛЬЧИК "Немного о терапевтических возможностях игрушки".